Нидхёгг
Тыкывак — это когда сильная стужа и от нее земля трескается.

Вечером перед закатом над станцией появились вороны. Что-то их спугнуло. Они перебрались ко мне на из леса, пытаясь найти себе место на проводах и крыше. Егерь однажды рассказывал про ворона, проглотившего солнце. Может быть, так и было. Мне нравится этот край. Может быть дело даже не в этом. Мне нравится то, что со мной происходит.

Не хочется назад. Прошлое кажется неестественным. Люди кажутся какими-то ненастоящими. Трудно верить им, когда я их так хорошо знаю, не хочу с ними жить, не хочу. Их как будто съели изнутри, остались только знакомые лица. Келе. Почти как люди. Что я буду делать дальше, когда кончится моя вахта? Меня уже ждут.

Кажется, опять куда-нибудь сбегу. Бег-это движение. Движение-это жизнь.

Два дня назад заходил Аким. Рассказал ему, что на душе. Он спросил, был ли я на берегу. В сотне с небольшим километров от моей станции находился берег моря, сейчас оно покрыто льдами. Я ответил, что не знаю, как туда добраться без вездехода, но старик покачал головой. Сказал, что может быть, что-нибудь придумает.

@настроение: Тыкывак